« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     С XVIII века фулнио жили в своей резервации в области Агуас Белас в долине Ипанема, неосвоенной глуши штата Пернамбуко в нескольких километрах от границы с Алагоасом. Это было одно из немногих индейских племён, сохранившихся в регионе. К тому времени уже исчез последний представитель племени каетэ, способный рассказать, как в 1556 году его свирепые соплеменники скушали епископа Сардинью. Не осталось также никого из потомков самого кровожадного племени — тупинамба, чтобы поведать историю о том, как его предки подвергли децимации то самое племя каетэ (съели каждого десятого), прежде чем сами были уничтожены с ещё большей жестокостью португальцами. Жизнь индейца в бразильской глуши зачастую ценилась не дороже жизни кролика, и это просто чудо, что некторые из них выжили и дали своим потомкам возможность увидеть новый век.
     Народ фулнио был одним из тех, кого коснулось это чудо. Спасшись от аркебуз первых белых поселенцев, индейцы сумели уйти и от рук йезуитов. Удалось им это благодаря умению рассредотачиваться и вновь группироваться уже в других местах. Миссионеры и проповедники так и не смогли настичь их и обратить в детей Пресвятой Марии. На протяжении многих лет, даже живя в резервации, индейцы фулнио сохраняли свою идентичность и веру. Они были обособлены или, выражаясь правильнее, не принадлежали ни одному из крупных индейских племенных сообществ северо-востока, таких как тапуия или карири. Во всяком случае, они не считали себя, как не считают и до сих пор, их частью. Язык, на котором они говорили — йатэ, что означает "уста людей" — резко отличался от основных местных наречий, и это помогло ему не раствориться в "главном языке", введённом колонизаторами. Фулнио начали изучать португальский, и любопытен тот факт, что индейцы, говорившие уже на двух языках, появились намного раньше, чем белолицые смогли постичь лишь основы языка йатэ.
     Находясь под неотступным надзором белых, фулнио потеряли многие из своих старых обычаев. Один из них — родственный каннибализм: новорождённого первенца в каждой семье умерщвляли, зажаривали и, смазывая медом, съедали деды и бабки. Существовало поверье, что это способствовало укреплению рода. Отец младенца в ритуале не участвовал, но его обязанностью была добыча мёда. Некоторые другие обычаи сохранились. Например, такой, как "месть камню", когда на камень обрушивали град ударов ногами, руками и чем попало, пока на нём не появлялись выщербины и зарубки, а на руках и ногах бьющих кровавые ссадины. Таким способом индейцы избавлялись от накопленных негативных эмоций.
     Мужчины племени никогда не утрачивали своего охотничьего таланта. Они были большими мастерами прицельного ручного метания камней без использования рогаток, пращей и прочих приспособлений. Любой небольшой зверь или птица падали замертво почти после каждого такого броска.

 
  4

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »