« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     Жозе (или Шисе на языке йатэ) родился в период между 1865 и 1875 годами, скорее всего, именно в Кебрангуло и был в числе первых переселенцев, пойманных у холмов Баррига. Записи о его рождении не сохранилось, как не сохранилось и сведений об именах его родителей. Известно, что в качестве фамилии они получили имя и фамилию своего поимщика Франсиско дос Сантоса. Как правило, индейцам давали фамилии их владельцев, чтобы потом, в случае любых недоразумений, их легче было идентифицировать. Фамилия от белолицего являлась лишь одним из ингредиентов "лекарства", предназначенного заставить Жозе забыть, что он индеец. Другими ингредиентами были обычаи фазенды, общение с белыми, чернокожими, мулатами и метисами, а также невзгоды, которые переживал весь регион из-за плутовства и коррупции властьпредержащих.

     Как и в случаях со многими индейскими детьми, рождёнными в мире белых, судьба Жозе никого не интересовала. Ясно было только то, что там на северо-востоке, где прошли его детство и юность, одна страна для него умерла, а другая так и не родилась.
     В возрасте от 19 до 28 лет, году, примерно, в 1893-м, Жозе женился на Антонии, дочери чернокожего раба. То было не самое лучшее время для создания семьи и построения планов на будущее — годы после 1889-го выдались особенно трудными для северо-востока страны. Три источника его процветания: монархия, рабы и сахар постепенно иссякали. С Бразилией тех времён начали связываться совсем иные представления: республика, иммигранты и кофе, а это означало, что главным экономическим центром становился юг. Одна за другой сахарные фабрики и фазенды Алагоаса разорялись, а их хозяева, некогда такие могущественные, продавали даже свои пианино, чтобы только сохранить средства передвижения — лошадей и экипажи.
     До той поры Жозе и Антония, как и тысячи других бедняков северо-восточных регионов, были рабами богатых господ. Со всеми этими переменами их социальный статус тоже несколько изменился, и теперь они являлись рабами бедных господ, но всё же рабами. Дети владельцев фазенд и сахарных фабрик уезжали в столицу, где учились и становились врачами, адвокатами и даже писателями, а рабы, в том числе и бывшие, без каких-либо перспектив в жизни оставались всё там же, тщетно суетясь, в надежде что им перепадёт хоть клочок какой-нибудь заброшенной тростниковой плантации. Считалось большой удачей, если хозяин выделял участок земли для возделывания на условиях расплаты с ним частью урожая. Того же, что потом оставалось, едва хватало, чтобы наполнить лишь несколько горшков.
     Именно так жили Жозе и Антония. С вершины холма на пороге века XX смотрели они на горизонт, и будущее, которое им виделось, выглядело безрадостным.


 
  6

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »