« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     В один из дней начала января 1925 года Мануэл встретил их в Рио на причале около площади Кинзе и отвёз в Пау Гранде, где поселил на территории своего кирпичного цеха. Амаро снова взялся за сапожное дело в небольшой мастерской, обустроенной для него братом неподалёку от Раиз да Серра. Потом некоторое время он работал непосредственно в цеху, изготавливая кирпичи, а вскоре нашёл своё настоящее призвание: начал руководить бригадами Мануэла, подгоняя работников своим хриплым басом, чтобы те не расслаблялись. Мария-Каролина занималась приготовлением пищи для "камарадас" — так называли рабочих-подрядчиков. Хрупкая, как соломинка, она держалась стойко и ежедневно кормила десятки человек. В меню было крокодилье мясо, вяленая говядина, маниоковая каша на воде и кофе с неочищенным тростниковым сахаром. Кроме того, Мария-Каролина умела колдовать, заговаривать раны и болезни, а ещё снимать порчу и сглаз.
     Семья переехала в дом на улице, которая называлась Шикейро, что в переводе с португальского означает "скотный двор". Да, название, конечно, ещё то, но место оказалось довольно живописным: на берегу реки неподалёку от водопада. Во дворе дома Мария-Каролина завела кур, свиней и коз. Сама она никогда их не резала и смотреть на это действо не могла, поэтому обязанность по заготовке мяса лежала на Амаро. Когда начинался дождь, Мария-Каролина спешила спрятать животных в укрытие, словно все они были её домашними питомцами. Она даже разговаривала с ними, а некоторым давала клички.
     И вот, в этом тихом уголке в условиях относительного благополучия Мария-Каролина родила своих первых сыновей. Их назвали Жозе и Сисеро. Потом родилась ещё одна девочка, Мария де Лурдес, а в 1933 году — третий мальчик, которого в честь своего деверя и благодетеля Мария-Каролина назвала Мануэлом и которого через несколько лет все в посёлке стали звать Гарринчей.

     В то время если бы любого местного жителя спросили, куда он хотел бы попасть после смерти, скорее всего, получили бы такой ответ: "Как куда?! В Пау Гранде!" Какого рая было ещё желать? Мёд в Пау Гранде струился ручьями, люди жили и трудились в мире и спокойствии, а природа проявляла всю свою неописуемую щедрость. Для каждого жителя посёлка небесный рай начинался прямо здесь, и, чтобы пребывать в нём, не было никакой необходимости умирать. Так продолжалось до тех пор, пока Пау Гранде целиком и полностью не угодил под покровительство некой высшей власти, всеобъемлющей и непререкаемой, — власти англичан. Точнее говоря, фабрики или, номинально, компании "Америка Фабрил".


 
  10

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »