« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     Как и все его братья, за исключением лишь Манэ Кайейры, Амаро был алкоголиком. Потребление кашимбо с раннего детства выработало у него невиданную алкогольную выносливость, которую он часто демонстрировал независимо от того, сколько литров выпивал, при этом философски заявляя: "Кашаса нужна, чтобы веселиться, а не опускаться". Амаро презирал пьяниц, набиравшихся в кабаках до безобразия, а потом валявшихся на улицах. Он считал, что местом выпивки должен быть свой дом или дом друзей, и всегда следовал этому принципу.
     Часто он смешивал кашасу со смородиной, привязывал бутылки верёвками и бросал в реку или в бочку с водой, чтобы охладить, а когда появлялся повод выпить, вытаскивал заначку. Пил он её и в чистом виде, причём помногу и без всякого повода, но пьяным его можно было увидеть очень редко, разве что во время встреч с друзьями или на музыкальных вечеринках местных бардов. А по утрам после ночных возлияний никто и никогда не слышал, чтобы он жаловался на похмелье.
     Когда в 1933 году родился Гарринча, Амаро исполнилось 36 лет и он был в самом расцвете сил. Так продолжалось ещё какое-то время, пока его организм, вынужденный ежедневно на протяжении многих лет переваривать литры алкоголя, не предъявил ему счёт в момент, когда он меньше всего этого ждал. Есть свидетельства о том, как однажды в конце 1940-х годов почти уже пятидесятилетнего Амаро принесли с улицы домой на руках, и о том, как, раздевшись перед сном, он долго бродил в таком виде по двору дома, сам не понимая, что делает. И почти точно известно, что импотентом он стал ещё до достижения шестидесятилетнего возраста. От былого легендарного Амаро, чьи любовные похождения веселили и удивляли весь Пау Гранде, остался лишь угасавший на глазах старик.
     Постепенно Амаро начали забывать, но дух его и способности продолжили жить в том, кто пришёл ему на смену и чья звезда засияла собственным, неповторимым светом.











 
  17

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »