« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     В таком "осадном" положении в округе жили не только птицы, но и практически вся фауна. В то время как мальчики из богатых семей ходили в обуви, носили в кармане расчёску и довольствовались лишь ловлей муравьёв летом, у Гарринчи и его таких же босоногих друзей охота была гораздо более разнообразной и длилась круглый год. Охотились они на кроликов, морских свинок, агути и опоссумов, используя как верёвки, так и дубинки. Говорят, что Гарринча охотился даже на змей. Другой его страстью была рыбалка. Он мастерски обращался с крючком и считался почти экспертом по различным видам наживки. Ещё он использовал корзину наподобие сита или приманивал рыбу подкормкой и старался проткнуть её вилами. Не отказывался он и от примитивного способа, которым действовали древние индейцы, бросая большой камень на рыбу, проплывавшую в это время над другим камнем у самой поверхности воды. Конечно, от расплющеной ударом рыбёшки мало что оставалось для жарки, но для Гарринчи вся радость каждый раз заключалась в осознании, что человек хитрее рыбы, а не в том чтобы увидеть её на сковородке.

     У маленького Гарринчи не было ни роликовых коньков, ни велосипеда, ни водного пистолета-брызгалки, как, впрочем, и у многих детей того времени. Его никогда не одевали в "матроску", но зато с детства он участвовал в таких играх, о каких можно только мечтать. Дело в том, что в 1940-е годы, когда футбол стал, практически, вторым естеством всей нации, в "джентльменский набор" любого бразильского мальчишки обязательно входил мяч. Правда, только дети из богатых семей могли позволить себе играть чудесными мячами марки "Супербол" из коричневой кожи, какие использовались в официальных матчах. Другие же были вынуждены изготавливать их из подручных материалов. Первый мяч, которым играл Гарринча, был сделан из старого носка его дяди Манэ Кайейры. Носок набили тряпками вперемешку с обёрточной бумагой и зашили. Ещё мячи изготавливались из мочевого пузыря животных, и Гарринча однажды сделал такой мяч сам. Раздобыв козий пузырь, он надул его и завязал отверстие. Не был кожаным и первый его настоящий мяч.
     Этот красный резиновый мяч Роза купила за 5 тысяч крузейро в лавке португальца Антонио Барбейро и подарила Гарринче на день его рождения. В месте закачки воздуха у мяча имелся небольшой выступ, часто доставлявший болезненные ощущения при игре головой. Впрочем, Гарринче вовсе не нужно было являться хозяином мяча, чтобы обеспечить себе участие в игре — он уже играл лучше всех ребят на улице. А обладание собственным мячом означало лишь то, что теперь у него была своя игрушка, он мог гонять его в одиночку, обводить деревья, бить им о стены и не зависеть от других.
     После всех опасностей, которым Гарринча подвергся на реке и в лесу, не получив даже царапины, единственный несчастный случай его детства произошёл с ним во дворе родного дома. Это был дом на улице Касадорес, куда семья переехала после того, как Амаро начал работать охранником на фабрике. Наигравшись в футбол, Гарринча пришёл домой пообедать, и его укусил Лев — так звали одну из собак отца. Никто не мог понять, что же на пса нашло. Лев был обычной дворнягой, которая только и делала, что чесалась да спала, но в тот день он вдруг набросился на мальчика, повалил и чуть не вцепился ему в горло. Пока его отгоняли от лежавшего на земле Гарринчи, Лев успел прокусить ему руку. Амаро без рассуждений вынес ружьё и пристрелил пса. В тот же день по рекомендации аптекаря сеньора Валтера он повёз Гарринчу в Рио на обследование и прививку против бешенства. Сеньор Валтер посоветовал также отрезать у пса голову и показать её врачам. Роза поехала вместе с ними, держа в руках завёрнутую в газету собачью голову.
     В медицинском пункте на улице Маррекас ни у Гарринчи, ни у собаки ничего подозрительного обнаружено не было, однако, как говорится, бережёного Бог бережёт.

 
  20

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »