« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     Гарринче подобной фразы услышать не довелось. Чемпион лиги "Кариока" 1945-го, 1947-го, 1949-го годов и базовый клуб сборной Бразилии, "Васко да Гама" в 1950-м казался просто несокрушимым "бронепоездом". Несмотря на то что сборная, имея в основном составе шесть игроков "Васко" и тренера Флавио Косту, несколькими месяцами ранее уступила мировой кубок Уругваю, проигрыш не уменьшил престижа клуба, снова в том же году ставшего чемпионом лиги "Кариока". Каждый бразильский мальчишка, умевший обращаться с мячом, мечтал играть в команде Адемира, Эли, Данило, Жорже, Ипожукана, Барбозы и Аугусто. В то утро, когда Гарринча приехал на стадион "Сан Жануарио", казалось, что все эти мечтатели собрались там.
     В "Васко" отбором занимался бывший игрок клуба аргентинец по происхождению Воланте. Увидев в толпе ребят Гарринчу, стоящего у кромки поля разутым, в одних носках, он спросил, почему тот не в бутсах. Гарринча еле слышно ответил, что оставил их дома, — не смог он сказать Воланте прямо, что ему было стыдно появляться в клубе "Васко" в старых рваных бутсах, которыми он пользовался в Пау Гранде и Петрополисе. Он думал, что на "Сан Жануарио" ему могли бы их одолжить. Воланте тотчас указал ему на выход:
     "Без бутс тренироваться нельзя!"
     Позже Гарринча рассказывал, что Воланте ещё посмотрел на его кривые ноги и назвал уродом. Однако никто, кроме Гарринчи, этого не слышал, а все, кто знал Воланте, уверяли, что тот не был способен на такую грубость.
     Спустя несколько месяцев по настоянию Манэ Кайейры Гарринча попробовал себя в "Сан Кристоване". Это была единственная малобюджетная команда, которой однажды удалось выиграть чемпионат "Кариока". Случилось это ещё в 1926 году, но болельщики, которых она приобрела благодаря своему титулу, оставались ей верны. К их числу относился и Манэ Кайейра. На этот раз Гарринча поехал не один: вместе с ним отправились Дикиньо и Арлиндо, и у каждого с собой были бутсы, пусть и рваные, но аккуратно завёрнутые в упаковочную бумагу. Они сели на поезд в Раиз да Серра и вышли в Рио неподалеку от тренировочной площадки на улице Фигейра де Мело. Прибыли они минут за десять до окончания просмотра и даже не успели увидеть, какого цвета там был мяч: их выпроводили ни с чем и не предложили никаких бутербродов.
     Манэ Кайейра не сдавался. В том же 1951 году он велел Гарринче ехать в клуб "Флуминенсе" и найти там его знакомого — Градима, тренера молодёжной команды. Градим был чем-то обязан Манэ Кайейре, поэтому всегда готов был ему услужить. Гарринча позвал с собой Дикиньо и Арлиндо, но Дикиньо ехать отказался, и они с Арлиндо отправились вдвоём, предварительно начистив бутсы до блеска, ведь ехали они не куда-нибудь, а в "Флуминенсе". Подойдя к одному из великолепных строений, расположенных в районе Ларанжейрас, в Рио, Гарринча сумел разыскать Градима и представился ему племянником Манэ Кайейры. Имя это, наверное, не сразу откликнулось в памяти у тренера, потому что по прошествии нескольких часов Гарринча и Арлиндо всё ещё стояли в ожидании, облокотившись на ограду и глядя на других ребят, входивших и выходивших через ворота.
     Было уже полседьмого вечера, и в Рио начало темнеть. Гарринча заволновался, что они могут опоздать на последний поезд до Раиз да Серра, и позвал Арлиндо ехать домой. Градим всё же вспомнил Манэ Кайейру и предложил им приехать как-нибудь в другой раз — кто знает, может, что-то и получится. Гарринча ответил: "Да, сеньор", но приезжать снова у него не было ни малейшего желания.

 
  29

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »