« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 



«КУРУПИРА»  В  ГОРОДЕ
(1952 – 1953 гг.)



 Н

аир была обыкновенной темнокожей девочкой, доброй и простодушной, не красавицей, но и не дурнушкой, среднего роста, в меру худенькой, одетой скромно, с большими яркими бантами на тапочках без задников. Как и Гарринча, к учёбе Наир относилась с явным безразличием. В третьем классе начального курса она бросила школу, с трудом научившись писать лишь своё имя: Наир Маркес. Однако по недоразумению, подписываться она вынуждена была как Ноир. Так получилось, что нотариус из Раиз да Серра — тот самый сеньор Корнелио — в 1936 году при регистрации рождения по ошибке написал её имя через букву "о". Впоследствии многие звали её Ноир согласно записи в реестре.
     Родилась Наир в семье сеньора Алешандре и доны Жералдины Маркес, симпатичной и уважаемой в Пау Гранде супружеской пары. Отец семейства, кстати, работал охранником на фабрике, как и Амаро, но в противоположность последнему, его поведение нареканий со стороны окружающих никогда не вызывало. Сеньор Алешандре не пьянствовал и не увивался за чужими жёнами. А ещё он не пел пошлых куплетов и не резал коз. Когда он делал выговор влюблённым парочкам за непристойное поведение в кино или на газоне позади клуба, его воспринимали всерьёз и побаивались.
     Как и все дети в Пау Гранде, по достижении четырнадцатилетнего возраста в 1950 году Наир поступила работать на фабрику. Начала она с ткацкого цеха, а потом перешла в цех упаковки, где занималась передачей рулонов тканей для укладки их в ящики. Ей не хотелось даже смотреть ни на кого, кроме Гарринчи, однако сама она была лишь одной из многих девушек, находившихся у него на примете.
     Обстановка на фабрике порождала атмосферу повсеместного и непрерывного флирта. Поскольку правилами предприятия любовные взаимоотношения в рабочее время были строжайше запрешены, охрана регулярно обходила помещения, разгоняла небольшие группы, прерывала задушевные беседы и направляла всех по рабочим местам — станки должны были крутиться безостановочно, чтобы вся производственная система не вышла из строя. Конечно, молодому человеку не запрещалось подходить к девушке и наоборот, но только если эти контакты носили кратковременный и исключительно рабочий характер. Поэтому каждый взгляд, даже мимолётный, использовался для того, чтобы подать тайный немой намёк или подмигнуть в ответ. Гарринча часто проделывал такое по отношению к своим сотрудницам, хотя это было свойственно не ему одному. Многие парни вели себя подобным образом, но Гарринча был "подобнее" всех.
     Руководство фабрики не запрещало влюблённым парам приходить на работу и уходить с работы вместе, образовывать небольшие группы во время обеденного перерыва и встречаться за территорией — главное, чтобы от этого не страдало производство. Более того, налаживание взаимоотношений между работниками даже стимулировалось, для чего в спортивном клубе "Пау Гранде" и в помещении Ассоциации работников компании "Америка Фабрил" устраивались воскресные увеселительные мероприятия. Такие танцевальные вечера в народе почему-то назывались "свиным рылом". Сопровождались они живой музыкой маленьких оркестров, исполнявших фокстрот, болеро и самбу. Чтобы ходить туда и появляться перед Гарринчей разодетой как можно красивее, Наир одалживала то юбку, то платье у своей подруги Глориньи, мать которой работала портнихой.

 
  31

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »