« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     Вечера танцев в Пау Гранде были до удушья семейными. Из питья на них потреблялись лишь прохладительные напитки из кокосов или смородины, готовившиеся жёнами участников, — никакой "Кока-Колы", "Грапете" или "Гуараны". Не было даже минеральной воды, а уж об алкоголе люди и не помышляли. Вероятно, поэтому в стороне от танцплощадки на траве лужайки позади клуба в зоне, которую охранник, отвлечённый происходящим внутри помещения, не всегда контролировал должным образом, постоянно шла какая-то тихая суета. Пока оркестр исполнял известные танцевальные хиты, такие как "Коварство" или "Сибонэй", некоторые парочки исчезали, а через полчаса появлялись, и никто их отсутствия не замечал. Одним из наиболее частых посетителей той лужайки был Гарринча.
     Наверное, этого могло и не случиться, по крайней мере, таким образом, но избежать проблемы всё-же не удалось. Во время одного из танцевальных вечеров Гарринча и Наир убежали в глубь территории клуба и совершили то, чего он так добивался ещё со времени своих ночёвок в церковной беседке. До тех пор роман их был платоническим, но Наир исполнилось уже 16 лет, и пламя страсти охватывало её всё сильнее. Неизвестно, сколько раз и в какие из вечеров, во время танцев или во время случайных встреч по будням, уединялись они на лужайке, но происходило это неоднократно. И вот, в результате одной из таких встреч, что вполне предсказуемо, Наир забеременела.
     Через несколько недель она рассказала Гарринче о том, что у неё начались приступы тошноты и появились странные ощущения во время интимной близости. Гарринча испугался — ему было уже достаточно лет, чтобы понимать, что всё это значило, только вот стать отцом зрелости ему ещё не хватало. В Петрополисе жил его брат Зе Балейя, и Гарринча отправился к нему, чтобы обо всём рассказать и попросить совета. Балейя счёл наиболее разумным вернуться в Пау Гранде и повиниться перед отцом. Тот, наверняка, рассердится, ударит кулаком по столу и заставит жениться, но другого выхода действительно не существовало. О том, что Амаро сам наплодил детей по всей округе, не могло быть и речи, а уж об аборте не следовало даже думать. К тому же, сеньор Алешандре — отец Наир — ничем не заслужил такого огорчения. С тем они вернулись в Пау Гранде и рассказали обо всём отцу. Как и следовало ожидать, Амаро в возмущении грохнул по столу кулаком и заявил:
     "За свои поступки надо отвечать! Натворил дел — теперь расплачивайся!"
     Свадьба состоялась 20 октября 1952 года за восемь дней до того, как Гарринче исполнилось девятнадцать лет. Жених был одет в коричневый костюм, спешно заказанный у портного из соседнего посёлка Пиабета и оплаченный вскладчину игроками и руководством клуба "Пау Гранде". В последний момент выяснилось, что денег на костюм не хватает, и новый президент клуба Роберто Лейте Родригес добавил недостающую сумму из собственного кармана. Невеста надела обычное повседневное платье, сшитое матерью её подруги Глориньи. Регистация брака прошла в отделении префектуры Раиз да Серра. Молодожёны обошлись без свадебного путешествия и "медового месяца" — жених лишь собрал свои вещи и согласно обычаю переселился в дом тестя на улице Сентенарио. А через семь месяцев и две недели на свет появилась Терезинья.

 
  32

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »