« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     Пауло Амарал отвёл Гарринчу в раздевалку. Арати находился уже там. Увидев Гарринчу, он обнял его и, почувствовав его волнение, напутствовал:
     "Играй в свою игру, парень. Здесь все равны."
     Продолжая общаться с Арати, Гарринча снял свою дешёвого вида рубашку, а когда спустил с себя ещё более простецкие брюки, взгляды всех присутствовавших устремились на его ноги. Никто и представить себе не мог, что бывает такой тип кривизны: при ходьбе Гарринча прихрамывал, покачиваясь не в стороны, а вперёд. Исчезли последние сомнения: Арати и Неутон Кардозо, должно быть, пьяны, если считают, что этот несчастный может играть в футбол.
     У "Ботафого" в 1953 году дела шли неважно. Последний чемпионский титул команды датировался 1948 годом, и в ней ещё оставалось несколько игроков с тех времён: центральный защитник Жерсон, опорный полузащитник Жувенал, правый полусредний Жениньо и левый нападающий Брагинья. Все они были высококлассными футболистами, но карьера их близилась к завершению. Ну и, конечно же, Нилтон Сантос, который в свои 28 лет уже мог бы проводить конференции на футбольные темы хоть в ООН и который, несмотря на отсутствие в отношении его игры каких-либо нареканий, своего расцвета всё ещё не достиг. Остальные игроки — это вратарь Жилсон, защитники Боб, Арати и нападающие Зезиньо, Дино и Винисиус. В общем, хотя утёнку Доналду, талисману клуба, и не приходилось стыдиться за свою команду, она была ещё далека от того, чтобы стать основой для сборной страны. Гарринча надел дырявую униформу, предназначенную для дублёров, и присоединился к остальным — тем, многие из которых однажды станут игроками основной команды: это вратарь Амаури, защитники Флориано, Аролдо, Орландо Майа и нападающий Ариосто.
     Пауло Амарал свистком просигналил начало тренировки, и спустя почти десять минут, наконец-то, получив первый пас, Гарринча оказался лицом к лицу с крепким рослым игроком, которого видел впервые.
     Нилтона Сантоса тогда ещё не называли "Футбольной энциклопедией" (это прозвище комментатор Валдир Амарал дал ему пятью годами позже, на чемпионате мира 1958 года), но некоторые уже прозвали его "новым Да Гиа" — по воспоминаниям о Домингосе да Гиа, считавшемся самым совершенным игроком обороны за тысячелетие. Однако в то утро на стадионе Нилтон Сантос не чувствовал в себе никакого совершенства. Выражаясь образно, можно сказать, что свою голову он оставил дома в пакете со льдом.
     Сантос готовился к назначенной на 1 июля свадьбе с сеньоритой Абигайл Батальей, что явилось целым событием в футбольных кругах Бразилии. В штаб-квартире "Ботафого" по этому поводу был организован банкет, а в качестве представителей жениха на нём присутствовали бывший президент клуба Карлито Роша и журналист Сандро Морейра. Нилтон Сантос резко выделялся среди своих коллег-футболистов: он был умён, педантичен, водил дружбу с певцами Лусио Алвесом и Элизете Кардозо, с которой у него когда-то был роман, посещал модные ночные клубы, такие как, например, "Вог" на проспекте Принсеза Изабел и "Ранчо Алваренга". Мало кто знал о том, что, несмотря на известность и славу, полученные им в "Ботафого" и в национальной сборной, он снова взялся за учёбу и поступил на вечерний факультет колледжа, чтобы завершить, по крайней мере, программу средней школы.

 
  39

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »