« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     По окончании игры репортёры засыпали тренера вопросами о новичке, а ветеран Жениньо — капитан команды — высказал своё мнение финансовому директору клуба Жулио де Азеведо:
     "Будь я боссом, я бы не отпустил этого парня домой. "Ботафого" тут же подписал бы с ним контракт."
     Жулио де Азеведо как раз и являлся одним из таких "боссов" (это звучное слово пресса с тех пор начала использовать, когда речь шла о футбольном начальстве), и подсказок Жениньо ему не требовалось. Он пошёл к телефону и принялся звонить Карлито Роше — нужно было как можно скорее дать Гарринче подписать кое-какие бумаги, прежде чем другие клубы узнают, что он пока ещё свободен. Карлито Роша в тот день на тренировке не присутствовал, но, если бы ему сказали, например, что какая-нибудь танцовщица самбы показала себя высококлассным центральным защитником, он убедил бы "Ботафого" заключить с ней контракт. Несмотря на то, что Карлито уже ушёл с поста президента клуба, он имел там большое влияние, и с его мнением всегда считались.
     А тем временем вокруг Гарринчи начали собираться люди, готовые в случае чего не дать ему сбежать. Поделился своим впечатлением и Нилтон Сантос. Измученный похмельем и тренировкой, он сказал Жентилу Кардозо:
     "Этот парень — просто монстр! Хорошо бы взять его по контракту — пусть уж лучше он будет с нами, чем против нас."
     Сандро Морейра, репортёр из "Диарио да Нойте", тоже побежал к телефону и позвонил Пауло Азередо, действующему президенту "Ботафого", но Азередо уже знал о Гарринче, так как начальник технического отдела Алешандре Мадурейра успел обо всём ему рассказать. Несмотря на то что перед заключением контракта с игроком следовало бы обсудить вопрос заработной платы, было решено дать Гарринче на подпись чистый лист бумаги, с тем чтобы потом руководство клуба могло спокойно составить документ с учётом всех бюрократических тонкостей. Когда Мадурейра закончил разговор по телефону, ему сообщили, что во время тренировки Гарринчи на трибуне стадиона присутствовал шпион.
     Этим "шпионом" был Эдгар Фрейтас, коллега Мадурейры из технического отдела "Васко да Гама". Клубы часто шпионили один за другим и переманивали друг у друга игроков. Так двумя годами ранее новобранец-юниор "Ботафого" Жоэл отлично проявил себя как правый нападающий. "Фламенго" правдами и неправдами удалось его перехватить, и с тех пор он стал в команде одним из лучших бомбардиров. Алешандре Мадурейра побледнел: нельзя было допустить, чтобы подобное произошло и с Гарринчей.
     Конечно, Мадурейра понимал, что Фрейтас не дойдёт до такой наглости, чтобы попытаться переманить Гарринчу прямо там на глазах у всей команды "бело-чёрных", однако тот легко мог узнать, что парень живёт в Пау Гранде, быстро отправиться туда, дождаться его и уговорить уйти из "Ботафого". Единственным выходом было задержать Гарринчу в клубе и не дать ему уехать домой, пока он не подпишет соответствующую бумагу. Да даже просто хоть какую-нибудь бумагу. Мадурейра сказал ему, что вопрос о размере заработной платы можно будет обсудить только при участии Пауло Азередо, но, как назло, президент обещал появиться в клубе лишь к вечеру, поэтому не оставалось ничего, кроме как весь день провести в ожидании.
     "Если я задержусь надолго, то опоздаю на поезд в Раиз да Серра," — заволновался Гарринча.
     "Ничего страшного. Можно заночевать прямо здесь в клубе", — успокоили его.
     "Ну, тогда ладно. Моя сеньора уже привыкла, что я иногда не ночую дома."
     "Что за сеньора?" — поинтересовался Мадурейра.
     "Наир. Я женат, и у нас скоро будет ребёнок."

 
  41

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »