« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 


     В первый раз, когда Гарринча появился на страницах газет, все называли его Гарринчей, однако в последующие дни газета "Диарио да Нойте" упорно продолжала именовать его "Гуаличо", и это прозвище начало приживаться. Статьи, посвящённые конному спорту, изобиловали шутками в адрес знаменитого скакуна и были проиллюстрированы фотографиями Гарринчи.
     Через несколько недель, к тому времени, когда Гарринча освоился в "Ботафого" и начал забивать голы, спортивные комментаторы радиостанции "Континентал" Одувалдо Коцци и Валдир Амарал называли его уже исключительно Гуаличо. В отличие от них, комментатор "Радио Глобо" Луиз Мендес предпочёл имя Гарринча. В результате, все, кто слушал репортажи матчей "Ботафого", переключаясь с одной радиостанции на другую, думали, что один и тот же гол забили два разных игрока. А в довершение всего, ведомый наездником Олаво Розой, Гуаличо — тот знаменитый скакун — с оглушительным успехом выиграл турнир "Гранде Премио Бразил", опередив ближайшего конкурента на целых девять корпусов. Гарринча, казалось, был обречён на имя "Гуаличо".
     Хотя от него это и не зависело, он всё же не желал иметь "лошадиное" прозвище, поэтому скромно и застенчиво объяснял репортёрам, что предпочитает зваться Гарринчей — так, как все называют его в Пау Гранде. И снова имя "Гарринча" эхом отозвалось в прессе, но всего лишь эхом. Журналисты начали путаться, и в результате, в течение первых четырёх-пяти месяцев его карьеры газеты как только его ни именовали: Гуаличо, Гаррибо, Гаррико, Карричо, Гарричо, Гаррича, Гарринья, Гарринчо и Гарринча. Журнал "Крузейро" рассказал о нём в рубрике "Боги бразильского футбола", но, сомневаясь в правильности написания его имени, готовившие статью журналисты назвали его так: Гарри(н)ча. Даже такое издание, как "Глобо", допускало различные варианты написания. В конце концов, один репортёр из того же "Глобо", Жералдо Рамуалдо да Силва, закрыл этот вопрос, опубликовав большую, в шесть колонок, статью с заголовком "МОЁ ИМЯ — МАНУЭЛ, А МОЁ ПРОЗВИЩЕ — ГАРРИНЧА".
     Да и что, собственно, за проблема в том, чтобы зваться Гарринчей? Ведь были же, например, у "Флуминенсе" полузащитник по прозвищу "Танцующая нога" и нападающий, которого звали "109". А "малыш" Мадурейра? — защитник — настолько неказистый, что с полным правом носил прозвище "Медоньо", то есть "пугало".
     "Игрок демонстрирует превосходные качества. Его единственный, но легко исправимый недостаток — это чрезмерное увлечение дриблингом."
     Именно так Пауло Амарал отозвался о Гарринче на совещании руководства по возвращении возглавленной им смешанной команды дублёров и основных игроков из поездки по штату Рио де Жанейро во второй половине июня. Это были первые две игры Гарринчи в составе "Ботафого" и обе носили статус товарищеских.
     В первой, 21 июня, на стадионе "Мигел Перейра" со счётом 0 : 1 "Ботафого" одержал победу над "Авеларом" — гол забил Гарринча. Во второй, восемь дней спустя, в городе Кантагало одноимённая команда потерпела разгром со счётом 1 : 5. В той игре в одном из голевых эпизодов Гарринча обвёл всю защиту "Кантагало" вместе с их голкипером и, оставшись один перед пустыми воротами, отдал вдруг пас полузащитнику Ариосто, чтобы тот отправил мяч в сетку. Ариосто так и остался в недоумении, почему его партнёр не стал забивать гол сам.

 
  44

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА »