« ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
 



ЖИЗНЕННАЯ  ЭНЕРГИЯ
(1953 г.)



 В

  марте 1950 года клуб "Бангу" купил у "Фламенго" игрока Зизиньо за 600 тысяч крузейро, что по тем временам было эквивалентно 33 тысячам долларов США. Сегодня такая сумма может показаться смехотворной, но тогда эта сделка стала самой крупной в истории бразильского футбола. И поверьте, деньги эти были немалыми. В Рио столько стоили аппартаменты из четырёх комнат и двух залов с балконами, выходящими на Атлантический океан.
     В июне 1953 года, чтобы заполучить Гарринчу, "Ботафого" заплатил клубу "Серрано" из Петрополиса — первому официальному владельцу прав на него — всего лишь 500 крузейро, что равнялось в то время 27 долларам. Да-да, ошибки здесь нет — именно двадцать семь! Это была самая мелкая в мировом футболе сделка за все времена в отношении игрока такого класса. Данная сумма смехотворной вовсе не кажется — она таковая и есть. Самое большее, что можно было купить на эти деньги, — велосипед.
     В 1953 году "Положению о профессиональном статусе спортсмена" исполнилось двадцать лет, но футболисты в какой-то мере ещё сохраняли в себе дух "любительства". Этот пережиток прошлого присутствовал во многих игроках, всё продолжавших выходить на поле в кепках или с сеточками на головах даже в безветренную погоду. В том же "Ботафого" одно время был вратарь, который сам платил(!) за возможность защищать цвета клуба. Это миллионер Эрмелиндо Матараццо, сын графа Матараццо и один из самых богатых наследников в Бразилии. Играл он в команде дублёров и страстно мечтал о том дне, когда смог бы заменить Освалдо Бализу, голкипера основного состава.
     С Бализой Эрмелиндо был откровенен:
     "Моя мечта — занять твоё место."
     На что Бализа отвечал с не меньшей откровенностью:
     "А моя — занять место сына твоего отца."
     Двадцать пятого июня Гарринча заключил профессиональный контракт, датированый задним числом: 15 июня. С превеликим трудом он вывел своё имя — Мануэл дос Сантос — на бумаге, гарантировавшей ему в течение года 1500 крузейро в месяц и ещё 500 крузейро премиальных. Контракт получил номер 1769 и от лица клуба был подписан Пауло Азередо. В документе также предусматривалось, что, если Гарринча пожелает переехать в Рио, клуб предоставит ему жильё и питание.
     Иначе говоря, он мог пользоваться спальными комнатами под трибунами стадиона, где постоянно проживали тренер детской команды "Ненем" и ещё несколько человек, находившихся в Рио без своих семей. Гарринча поблагодарил, но отказался: у него родилась дочь Терезинья, и он нужен был дома, чтобы помогать стирать пелёнки и бегать за покупками.

 
  46

СЛЕДУЮЩАЯ СТРАНИЦА »


 
« НАЧАЛО КНИГИ